41bce462

Это было активный этап! Однако я это обожал…

В тот коловорот происшествий, такой тому, в который попал Михаэль Шумахер на Гран При Бразилии, нечасто с ним до этого бывал. Джонатан Нобл из autosport.com после финиша автогонки поговорил с германцем на данную тему.

Джонатан Нобл: Как ты прокомментируешь данную гонку?
Михаэль Шумахер:
Автогонка была беспорядочной, я полагаю это верное определение. У нас сегодня был прекрасный болид, и на любом круге скорость по отношению к иным была просто большой. Из-за этого я хочу отметить, что год закончился прекрасно, принимая во внимание уровень нашей техники, однако для меня — нет, потому что я не добился желанного итога… Для Филиппе все прошло прекрасно – он стал первым бразильцем, кто выиграл у себя дома после Айртона Сенны! И я хочу его снова поприветствовать с данным достижением!

Д. Н.: Отчего тебе так не несло весь данный выходной?
М. Ш.
: Я не понимаю, отчего как раз так, как случилось, однако это также часть автогонок.

Д. Н.: Между тобой и Физикеллой была битва, закончившаяся проколом шины. Это был искренний поединок?
М. Ш.
: Я не могу быть арбитром в этом случае, с собственной позиции я недостаточно что видел. Я не ощутил, что покрышка проколота. Единственное, что было, так это ощущение, будто бы бы покрышка не действует как следует. Менее…

Д. Н.: Весь выходной ты смотрелся не вопиющим, невзирая на то, что много людей планировали с тобой поговорить…
М. Ш.
: Это было как в Монце – мы не позволяли команде быть может аффекта. Нам требовалось выиграть Кубок Конструкторов, из-за этого все излишние чувства были отсечены. Для победы нам требовался дубль на финише автогонки, из-за этого мы предельно сосредоточились. Это было крайне трудно, однако, все-таки, никто не расслаблялся.

Д. Н.: Как ты полагаешь, когда ты понимаешь, что больше не считаешься пилотом Ф1?
М. Ш.
: Я не имею решения. Я не понимаю, когда это произойдет. Есть много вопросов, на которые я не имею решений.

Д. Н.: И тебе не о чем будет сочувствовать?
М. Ш.
: Я полагаю, мне будет не хватать поклонников, поддерживавших меня в любой момент моей карьеры и всегда пребывавших рядом. Их помощь помогала мне быть на ногах, даже тогда, когда это было в особенности трудно. Все это время это было важнейшим для меня. Я могу лишь сообщить, что крайне покорно благодарю этих людей и этих поклонников.

Д. Н.: Как ни странно, однако большое количество СМИ понимают Ф1 совместно с Шумахером, и, пожалуй, это будет необычным для тебя быть за пределами Ф1?
М. Ш.
: Чересчур рано отвечать на данный вопрос, поскольку для меня не было времени над этим задуматься.

Д. Н.: Какой для тебя год Ф1 самый дорогой?
М. Ш.
: Бесспорно, чемпионат 2000 года. Мы тогда крайне трудно работали и у нас было много преград, однако, в конец концов, невзирая ни на что, все мы же одолели. Из-за этого, тот чемпионат я в особенности предпочитаю и оцениваю.

Д. Н.: Когда мы тебя вновь увидим?
М. Ш.
: Полагаю, очень не скоро. На следующей неделе в Монце будет проходить День Ferrari, и я там буду. Там будет пресс-концеренция, и у нас есть возможность столкнуться, ну, а после этого я возьму большой и короткий интервал.

Д. Н.: Скажи, ты крайне расстроен?
М. Ш.
: Разумеется, я хотел быть на помосте в заключительной собственный автогонке, однако случилось, то, что случилось. Отныне мы глядим в будущее.

Д. Н.: У тебя есть какие-нибудь проекты на будущее?
М. Ш.
: На сегодняшний день никаких проектов. Однако я убежден, что буду томиться по команде, где у меня настолько много товарищей, из-за этого мы в обязательном порядке повстречаемся!

Д. Н.: Что ты станешь делать 18 мая 2007 года?
М. Ш.
: Это дата, когда начнется первая автогонка… Ну, я буду с собственными детьми либо буду сидеть у телевизора и за этим смотреть.

Д. Н.: Какие твои проекты на день?
М. Ш.
: Я проведу его в тихом семейном кругу и товарищей, и мы будем отмечать совместно!

Д. Н.: Люди рассказывают, что тебе предоставляется возможность заменить собственное соображение, поскольку пока еще крайне силен.
М. Ш.
: В самом начале люди надеются о твоем решении. Когда ты решение утвердил, как в моем случае, люди начинают вопрошать, когда я его заменю. Смешно, впрочем? Я действительно не имею никакого стремления заменять собственное решение.

Д. Н.: Была ли данная автогонка хорошей в твоей карьере?
М. Ш
.: Нет, однако, все-таки, она была отличной. Все Ок!

Д. Н.: Со стороны представлялось, что ты обрел массу наслаждения по ходу автогонки. Это правда?
М. Ш.
: Да, разумеется, в особенности в середине, когда я на самом деле начал восторгаться собой, я видел, что в силах уменьшить отделение и прийти в очковую зону. В середине я был близок к помосту, из-за этого основания для наслаждения были, однако в самом начале автогонки все было похоже на бурение скважины. Мы были так далеко в самом начале, что, представлялось, шансов вообще никаких нет. Потом все стало на собственные места, и мы начали приобретать удовольствие!

Д. Н.: О чем ты полагал после взмаха шахматного флага, отметившего завершение твоей заключительной автогонки?
М. Ш.
: Я не имел времени задуматься над тем, что я тогда полагал! ?

Д. Н.: Как ты полагаешь, сколько тебе потребовалось бы сфер, чтобы заканчивать на помосте?
М. Ш.
: Полагаю, что около 5-и.

Д. Н.: Что тебе заявила твоя семья? 
М. Ш.
: После автогонки мой отец был рад меня лицезреть, и он заявил: «Наконец-то, все закончилось». Он был крайне счастлив. Я ощущаю отныне себя смирным за него, поскольку, полагаю, в процессе автогонки его сердце боролось мощнее, чем мое.

Д. Н.: Твоя судьба в Ф1 длилась 16 лет. Для тебя это короткий либо длинный этап?
М. Ш.
:  Это было активный этап! Однако я это обожал…

Оставить комментарий